Война в Сирии — одно из самых крупных потрясений для финансового мира

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:

«Хороший Гитлер», царь и вождь стал слишком беден и уязвим: как Кемерово вынудило Путина выдумать новую стратегию — Пионтковский

У Путина есть такая особенность: в политически неблагоприятные для себя моменты он исчезает из публичного пространства, передает «НВ». Так было три года назад, когда он исчез на пару недель после убийства Бориса Немцова. Он медлил с реакцией после трагедии в Кемерово. Путин исчез из виду в феврале этого года после катастрофического поражения российских наемников в столкновении с американцами и их союзниками при Дэйр-эз-Зоре. Поражения настолько чувствительного, что вся информация о погибших и раненых и даже о самом факте боя Москвой скрывалась. Впервые за все годы правления Путин официально был объявлен больным. Ему было над чем поразмышлять.

Путин весны и лета 2020 года – триумфалист, опьяненный неожиданной легкостью крымской операции, вялой реакцией Запада, вождь «Русского мира», воссоединяющий «утраченные территории». «Хороший Гитлер», по льстивому определению кремлевского пропагандиста Андраника Миграняна. Но эта его роль требовала динамики, картины непрерывно расширяющейся вселенной «Русского мира». Статика, любой намек на отступление перед внешним врагом смертельны для нее, порождают даже среди самых горячих сторонников страшное подозрение: «Царь не настоящий!» Теперь до самого своего последнего дня во власти он обречен быть Владимиром Настоящим, – пишет Андрей Пионтковский для Радио.Свобода.

Неудачи и поражения на этом пути стали преследовать Путина довольно быстро. Самым болезненным метафизическим поражением «Русского мира» стало отторжение этой идеологемы русскими жителями Украины, которые в своем подавляющем большинстве остались лояльными гражданами украинского государства и сторонниками европейского выбора этой страны. Амбициозный проект «Новороссии» скукожился до бандитских сепаратистских территорий на Востоке Украины.

Сирийская авантюра, в которой Кремль поддержал армию Башара Асада, террористов из отрядов «Хезболлы» и «Корпуса стражей Исламской революции» в массовых убийствах суннитов, в значительной степени призвана была отвлечь внимание от провала в Украине. Трижды победоносно выведя из Сирии войска, Владимир Таврический на самом деле ввязался в наземные операции силами «ихтамнетов», отказавшись потом признать кремлевское покровительство над подразделениями погибших наемников из «ЧВК Вагнера». Как переломить эту потенциально опасную для его власти тенденцию? Одержать какие-то военные победы? Нет у него для этого ресурсов.

После некоторой паузы Путин вернулся в информационное поле с продуманной концепцией на все оставшиеся годы своего правления. Он опробовал ее сначала на фокус-группе, собравшейся в Манеже 1 марта, затем развил в нескольких громких видеоинтервью. Продолжение последовало в Солсбери. Нападение на Великобританию 5 марта с использованием химического оружия было показательно демонстративным. Задачей теракта было максимальное обострение отношений с Западом, чтобы создать тем самым внутри России образ «осажденной крепости», балансирующей на грани войны (с угрозой перехода за эту грань). Согласно своей новейшей концепции политического выживания, вождь будет продавать подданным не череду славных побед (как ему это виделось весной 2020-го), а вечное оруэлловское угрюмое противостояние.

Но какие же инструменты, кроме уникальной «духовности», сможет задействовать для длительной конфронтации с Западом государство, в разы уступающее сопернику по экономическому развитию, научно-технологическому уровню и, как выяснилось в Сирии, потенциалу конвенциональных вооруженных сил? Нет, это не ракетные страшилки из мультиков, которые Путин демонстрировал в своем послании депутатам Федерального собрания. Таких страшилок у Запада не меньше, и находятся они в большей степени боевой готовности. Уникальное чудо-оружие Путина – психологический шантаж, которым он занимается, начиная с аннексии Крыма, недвусмысленно демонстрируя готовность первым применить ядерное оружие. В последнее время Путин не раз и не два рисовал в своих выступлениях и видеоинтервью апокалиптические картины ядерного удара.

Выборы 18 марта, конечно, были фальсификацией. Один потенциальный оппозиционный кандидат убит неподалеку от стен Кремля, другой несправедливо осужден и отстранен от выборов. Математик Сергей Шпилькин подсчитал, что в избирательные урны было вброшено около 10 миллионов бюллетеней. Но это значит, что большая часть избирателей все-таки за Путина проголосовала, пусть многие сделали это под административным прессом. Десятки миллионов действительно искренне поверили путинской модели мира, став его ядерным электоратом и потенциальным коллективным шахидом. Он уже значительно продвинулся в создании культа смерти, которая для нас, русских, на миру красна, в создании системы своей пожизненной власти. Но осталось одно уязвляющее его обстоятельство, одно логическое противоречие в его стройной картине мира, которое напрягает даже несомненных сторонников Путина.

Эта нестыковочка – около $1 трлн в США и примерно $500 млрд в Великобритании частных российских активов, принадлежащих членам российской правящей элиты. Включая, разумеется, высшее российское политическое руководство. Включая Путина, самого богатого в мире человека, скрывающего свое состояние за именами фронтменов типа Ролдугина. Что касается США, то громадная детальная информация (сотни страниц) о владельцах русского триллиона, собранная финансовой разведкой, содержится в закрытой части «кремлевского доклада». Ее публикация планировалась на 29 января, но в последний момент, после таинственного визита в Вашингтон трех руководителей российских спецслужб администрация Дональда Трампа засекретила эти данные.

В Великобритании ближайшие подельники Путина – Абрамович, Усманов, Шувалов – вызывающе не скрывают и даже выпячивают напоказ свои добытые понятно каким путем состояния. Официальные лица после теракта в Солсбери начали осторожно поговаривать о необходимости замораживания и конфискации их активов в соответствии с действующим законодательством о борьбе с отмыванием денег. Почему же эти законы не применялись до сих пор ни в Великобритании, ни в США? Потому что пока преступления российской верхушки ограничивались ограблением собственного народа, эта ситуация устраивала Запад, никогда не отличавшийся кристальной принципиальностью. Но опьяненным бешеными деньгами выходцам из питерских подворотен захотелось еще и «геополитического величия» для себя и своих династий. И потребовали они у США не только статуса богатейших людей Запада, но и новой «ялтинской сделки», признающей их властелинами половины мира и закрепляющей в их владении целые народы и государства.

Да и готовы были США молчаливо предоставить своим деловым партнерам, вложившим в американскую экономику триллион долларов, «ялтинский статус». Сказал же Обама в своем скандальном интервью журналу Atlantic примерно следующее: «Русские хотят получить Украину больше, чем мы хотим ее защищать». Но никак не могут понять в Кремле, что проблема их хотелок – не в американцах, а в том, что никто из соседей России никогда не пойдет покорно в их «Ялту», что никому они не нужны со своим «Русским миром». Потому и захлебнулась российская агрессия в Украине, потому и ушла от них Украина навсегда. Но неспособны «кремлевские» были себе в этом признаться, и затаили они злобу на проклятых пиндосов. Так своей беспринципностью Запад вырастил у себя под боком ядерного маньяка. Лихой человек бродит по своей ледяной пустыне, размахивая уже не топором, как сто лет назад, а атомной бомбой.

Рейтинг русских брокеров:

Но еще не поздно провести работу над ошибками. Запад может и должен продемонстрировать, что он противостоит не России и русскому народу, а людям, которые совершили крупнейшее в мировой истории ограбление собственной страны. Арест их огромных активов и их публичная моральная экзекуция в США и Великобритании вызовут горячее одобрение у 99% российского общества и обнажат ложь и лицемерие раздуваемой Кремлем антизападной пропаганды.

Американский или британский полицейский, конфисковавший у преступника украденный кошелек, всегда возвращает его законному владельцу. Власти США и Великобритании должны передать все арестованные активы во владение Российской Федерации при соблюдении элементарной меры предосторожности – принятии в Москве закона о тотальной пожизненной люстрации всех чиновников-олигархов, причастных к похищению этих средств.

Возвращаемое не должно попасть в руки тех же преступников. Именно такое решение проблемы беглого русского триллиона было предложено еще в ноябре прошлого года рабочей группой Atlantic Council. В мировой политике, к сожалению, редко случается, чтобы принимаемое решение было бы одновременно и нравственным, и прагматичным. Возвращение народу России похищенного его собственными вождями стало бы именно таким политическим шагом. Прекращение многолетнего финансового сотрудничества Запада с кремлевскими клептократами сегодня – не только вопрос верности демократического мира своим принципам, но и важнейшая задача его безопасности.

Напомним, «рупор Кремля» Песков поведал, почему Путин не посчитал нужным поговорить с родственниками жертв чудовищного пожара в Кемерово.

Также представитель МИД Зеркаль рассказала, что остановило Россию от полномасштабного вторжения.

Ранее Портников сделал громкое заявление о военном вторжении России в Косово.

Конфликт в Сирии

1. Введение

Сирийский конфликт, или как утверждают некоторые обозреватели «сирийская война», предстаёт перед нами как полный набор всевозможных конфликтов: социальных, религиозных, внутриполитического и внешнеполитического характеров. Конфликтную ситуацию дополняет тяжёлая экономическая ситуация в стране, высокий уровень дифференциации населения и, конечно, прошлый опыт «арабской весны».

На довольно унылом фоне разворачивается вооружённое столкновение, что называется, в лучших традициях холодной войны. Как и прежде, сирийский конфликт иллюстрирует розыгрыш геополитической карты. С одной стороны Сирия – это верный и, наверно, единственный союзник на ближнем восходе. С другой – диктаторский режим, нуждающийся в немедленном свержении для формирования «опорной площадки» для будущих кампаний.

Сложность рассматриваемого конфликта также заключена в отсутствии какого-нибудь компромиссного решения для обеих сторон, что, возможно, единственное, с чем согласны все обозреватели, анализирующие конфликт. Насколько правомерно вмешательство иностранных игроков во внутриполитические события государства и как можно оценить использование иностранного вооружения против своих же граждан? Как посадить стороны за стол переговоров? На эти вопросы так и не смогли ответить уполномоченные представители Лиги Арабских Государств и Организации Объединённых Наций.­

В данной работе была сделана попытка проанализировать и представить все возможные точки зрения в отношении Сирийского конфликта, а также выявить основные тенденции для понимания его дальнейшего развития.

2. Определение и ход конфликта

Гражданская война в Сирии – массовые антиправительственные волнения и беспорядки в разных городах Сирии, направленные против президента страны Башара Асада, а также на прекращение почти пятидесятилетнего правления партии Баас, которые осенью 2020 года переросли в открытое вооружённое противостояние. Так называемый сирийский конфликт является частью более широкой «Арабской весны» – волны социальных потрясений по всему арабскому миру.

Среди субъектов конфликта можно выделить внутриполитические: с одной стороны — Президент Сирии Башар Асад; Вооруженные силы Сирии; ПАСВ (Партия арабского социологического возрождения), с другой стороны: Национальный совет Сирии (Syrian National Council); Свободная армия Сирии (Free Syrian Army). А также внешнеполитические: КНДР, Иран, Россия, Венесуэла; с другой стороны: США, Великобритания,Франция, Саудовская Аравия, Катар, Ливия.

Правительственные силы состоят из армии и многочисленных спецслужб, так же их поддерживают движение Хезболла и т.н. «шабиха» — полувоенные формирования «помощников», формирующиеся из полууголовных элементов (щегловин новая сирия). Руководящим органом повстанцев является Сирийский национальный совет; крупнейшей боевой организацией, воюющей против правительства, является Свободная армия Сирии. Кроме того, поступают сообщения о том, что на стороне повстанцев воюют боевики Аль-Каиды и других террористических организаций, а так же иностранные наемники.

В январе 2020 г. во многих странах Северной Африки и Ближнего Востока произошли крупные волнения, в результате которых в частности ушли в отставку президент Туниса и президент Египта, а в Ливии конфликт между повстанцами и силами, лояльными Муаммару Каддафи привел в военному вмешательству ООН. На волне событий арабской весны в Сирии начались митинги с требованием отмены чрезвычайного положения и политических реформ.

Уже в марте волнения переросли в столкновения с полицией. Башар Асад отправил в отставку губернатора провинции Дараа. Вскоре было отменено положение в конституции Сирии, которое объявляло партию ПАСВ или «Баас» «руководящей и направляющей в обществе и государственном управлении, также президентом страны была принята отставка правительства Сирии. Позже было отменено чрезвычайное положение в Сирии, действовавшее в стране с 1962 года. Однако, несмотря на данные уступки сирийского руководства, накал событий продолжал расти, в том числе наблюдался рост числа жертв.

В мае 2020г. в качестве одной из первых попыток разрешить конфликт США и ЕС вводят санкции в отношении Сирии (запрет экспорта оружия, заморозка счетов, лишение права на въезд чиновников сирийского правительства). Август 2020г. обозначился внутренними изменениями в политической системе Сирии – Башаром Асадом был подписан декрет о введении многопартийности.

В сентябре произошла попытка урегулирования конфликта – на совете безопасности ООН был внесен проект резолюции (США, Великобритания, Франция, Португалия). Россия и Китай наложили вето. Причиной было определено отсутствие в резолюции пункта, исключающего вооруженное вторжение в Сирию.

В ноябре было решено приостановить членство Сирии в Лиге арабских государств, против страны также были введены экономические санкции.

Декабрь 2020 г. – новая попытка урегулирования конфликта – Сирия согласилась на сотрудничество с ЛАГ, предложившей мирный план (вывод правительственных войск из городов и освобождение политзаключенных). На территорию страны были допущены наблюдатели, однако вскоре, в связи с ростом насилия ЛАГ свернула миссию наблюдателей.

В феврале 2020 г. осуществилась еще одна попытка урегулирования конфликта, однако Россия и Китай снова наложили вето на новый проект резолюции совета безопасности ООН по Сирии, предложенный Марокко. Причина: «односторонние выводы об исключительной ответственности сирийского правительства за эскалацию насилия в стране».

Башар Асад одобрил проект конституции, согласно которой страна отказывалась от ранее законодательно закрепленной ведущей роли партии «Баас». Состоялся референдум, по которому документ поддержало 89 % избирателей.

Март 2020 г. – саммит ЕС признал Национальный совет Сирии «легитимным представителем сирийцев»;

В мае состоялись внеочередные парламентские выборы, в которых впервые принимали участие несколько партий, по результатам которых 73 % депутатских мандатов получили сторонники Башара Асада. Оппозиция бойкотировала, как референдум, так и парламентские выборы.

13 июня 2020 г. заместитель генерального секретаря ООН по миротворческим операциям Эрве Ладсу признал, что в Сирии идёт гражданская война. Фактически через месяц, 14 июля, Международный комитет Красного Креста усилил градацию конфликта в Сирии, назвав его гражданской войной.

На следующий день начались бои в Дамаске. По словам представителей сирийской оппозиции, войска при поддержке БТРов вошли в пригород Мидан в попытке изгнать оттуда повстанцев. К 16 июля столкновения также распространились и на другие районы Дамаска – Тадхамон, Джобар и Кфар Суса.

Внимательно прочтите:  Бинарные опционы в Украине работают легально

16 июля представители ССА объявили, что в 20 часов по местному времени начнётся массовое наступление на регулярные войска и вооружённые отряды (в том числе «Хизбалла» и Стражи Исламской революции) поддерживающие правительство. Повстанцы называют наступление на Дамаск операцией «Дамасский вулкан».

Операция привела к убийству Министра обороны Сирии Дауд Раджиха в результате теракта, осуществлённого террористом-смертником в здании местной службы безопасности в Дамаске. Ранения получили ещё несколько министров. Хиллари Клинтон призвала мировое сообщество оказать давление на Россию вопросе подписания предложенной странами Запада резолюции по Сирии. Госсекретарь США считает, что Россия должна подписать документ, который предусматривает жёсткие санкции против президента Башара Асада. Москва обещает заблокировать проект. В российском проекте санкции не упоминаются, при этом Москва предлагает продлить на три месяца мандат миссии наблюдателей ООН в Сирии, истекающий 20 июля. Недовольство проектом Клинтон также выразил Китай. Накаленная обстановка привела к единогласному решению Совета Безопасности ООН о продлении миссии наблюдателей ООН в Сирии на 30 дней. В последствии военных столкновений в Дамаске, Лига арабских государств (ЛАГ) призвала президента Сирии Башара Асада покинуть свой пост «ради спасения страны», а оппозицию и Свободную сирийскую армию начать формирование переходного правительства национального единства.

Следующий этапов противостояния можно выделить битву за Алеппо. Повстанцы объявили о начале кампании по захвату второго по числу жителей города страны, её делового центра –Алеппо. Вооружённые отряды оппозиции вели бои с правительственными войсками в предместьях этого города. На северном направлении им удалось пробиться в пределы городской черты и приступить к штурму местной штаб-квартиры органов госбезопасности. 24 июля Официальный представитель Сирийского национального совета Джордж Сабра заявил, что оппозиция готова согласиться на временную передачу власти в стране одному из соратников президента Башара Асада. 26 июля Повстанческая Свободная армия Сирии заявила, что захватила контроль над половиной города Алеппо. 28 июля Сирийская армия начала контрнаступление на Алеппо.

2 августа Кофи Аннан подал в отставку с поста спецпосланника ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ) по Сирии в связи с безрезультатностью предложенного им мирного плана по разрешению сирийского кризиса.

В декабре 2020 возникает новая повод для столкновения – боевики заявляют, что в ближайшее время начнут производство химического оружия — нервно-паралитического газа.

6 января 2020 Президент Сирии Башар аль Асад по национальному телевидению обратился к сирийскому народу, призвал сплотиться против боевиков (оппозиционеров), финансируемых Западом. Также он предложил провести в стране новые выборы, по итогам голосования сформировать коалиционное правительство, объявить всеобщую амнистию и т. п.

30 января руководитель Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии шейх Ахмед Муаз аль-Хатиб выразил готовность провести прямые переговоры об урегулировании вооруженного конфликта с представителями президента Башара Асада.

12 февраля число жертв в войне в Сирии (по данным ООН) превысило 70 000 человек. 25 марта ООН сокращает по соображениям безопасности своё присутствие в Сирии. 8 апреля группе экспертов ООН, расследующих факты применения химического оружия, отказано в возможности работать в Сирии.

25 апреля министр обороны США Чак Хейгел заявил что власти Сирии вероятно применяли химическое оружие. По его словам к таким выводам пришла американская разведка.

Если отойти от хронологии конфликта и обратиться к аналитике, то можно выделить три стадии процесса, однако эксперт описывал данные этапы лишь в конце 2020 г.

Первая стадия — начало-середина 2020 года. В этот период на территорию Сирии были отправлены иностранные «миссионеры» с немалыми финансовыми ресурсами, организующие демонстрации протеста, подстрекающие к столкновениям с полицией, налетам на государственные учреждения и полицейские участки. В ходе демонстраций они же устраивали провокации, целью которых было пролитие крови — и именно в этот период количество жертв среди сотрудников полиции в разы превышало количество погибших демонстрантов и гражданских лиц.

Второй этап начался, когда «миссионеры» превратились в «вербовщиков», начав вербовочную работу среди маргинальных групп населения. Стоит отметить, что экономическая ситуация в Сирии в период 2008-2020 годов сложилась крайне тяжелой — жестокая трехлетняя засуха привела к массовой миграции с севера страны, сотни тысяч беженцев-палестинцев, проживающих на территории Сирии и около полумиллиона беженцев-суннитов из Ирака представляли и до сих пор представляют крайне питательную почву для подобного рода вербовки. Второй этап конфликта привел к тому, что численность противостоящих власти людей, готовых и способных на разрушение государства, грабежи, насилие, убийства, резко — буквально на порядок — возросла в течение полугода.

Наконец, третья стадия процесса началась ближе к концу 2020 года. Произошел резкий сдвиг ситуации — завербованные грабители, насильники, уголовники стали сбиваться в группы и группировки, в которые немедленно пошло внедрение опытных руководителей — как из числа иностранцев, так и из числа местных уголовных авторитетов. Произошла структуризация банд подполья, начались поставки оружия и захват его на территории страны. В это же время на территории Ливана и Турции началось создание лагерей подготовки, в которые начали прибывать граждане исламских стран, завербованные для борьбы с кровавым режимом.

3. Причины сирийского конфликта

Разобравшись с ходом событий, необходимо разъяснить причины конфликта, а также рассмотреть интересы и участие в нем как внутренних, так и внешних субъектов. Согласно докладу эксперта ООН, причины сирийского конфликта разделяют на внутриэкономические и внешнеэкономические. Эксперт указывает на отсутствие причин внутриэкономических, так как «…по состоянию на конец 2020 г., основные национальные макроэкономические показатели смотрелись весьма неплохо на фоне среднемировых… Сирия, хотя и испытывает серьезные трудности в экономическом отношении, тем не менее, развивается темпами, которые удерживают ее от сваливания в застой и уберегают от кризисных ситуаций национального масштаба».

Что же касается внешнеэкономических, то среди них выделили: строительство газоперерабатывающих заводов и сети нефте- и газопроводов связывающих Египет, Иорданию, Сирию, Иран, Ирак, Азербайджан. В подобных абмициозных проектах участие американских и западноевропейских компаний не предусматривалось. Предпочтение отдавалось российской компании. Таким образом, в данном регионе увеличивалась роль Ирана, Сирии, Турции и России.

Также среди причин эксперт ООН выделяет и религиозные противоречия: конфликт между суннитами и аллавитами.

Однако, совершенно иного мнения о причинах конфликта другие исследователи сирийской проблемы. В основном внимание обращается на две причины: социально-экономическая и религиозная, и именно в их переплетении и заложены основы сирийского кризиса. Первая означает низкий уровень жизни и экономической ситуации в стране, не смотря на положительные показатели представителей ООН.

Что касается религиозной причины – здесь дело обстоит намного сложнее. Конфликт между алавитами и суннитами, если шире – шиитами и суннитами или, еще шире – христиан с мусульманами сводится на нет.

Конфронтация заложена на ином уровне. Со времен французского влияния и дальнейшего социалистического курса страны часть общества значительно отошла от ислама и сохраняет лишь формальную связь с религией. Как правило, это представители правящих кругов и среднего класса, госаппарата, интеллигенция, люди, получившие европейское образование, коммунисты, атеисты, прозападные либералы и т.д. К ним примыкают религиозные меньшинства – христиане, друзы и алавиты, в среде которых в основном религия так же не играет глобальной роли. Вся совокупность может по-разному относится к политике партии БААС, но она едина в одном – светский характер сирийского государства ни в коем случае не должен быть изменен. Если в начале сирийских событий часть либералов и была настроена оппозиционно, то в данный момент они поддерживают действующее правительство, чему послужили события в Ливии, Египте, Тунисе а так же в самой Сирии. На скорую руку сбитый оппозиционный Сирийский Национальный Совет (СНС), который заявляет о приверженности идеям демократии и либерализма, на события внутри страны не влияет и Сирийскую Свободную Армию (ССА) практически не контролирует. Сам же СНС состоит из эмигрантов и политических беженцев, давно утративших реальную связь с родиной и не пользуется практически никакой популярностью среди сирийцев.

Как правило, светски настроенные сирийцы проживают в основном в крупных городах, больше всего, что естественно, в Дамаске, Алеппо, Латакии, именно здесь уровень жизни и образованности гораздо выше. Именно здесь у ССА почти нет социальной базы, в отличие от более мелких городов и сельской местности, где чаще всего восстания и возникают. Как раз на периферии недовольство экономической ситуацией, подогреваемое религиозными лозунгами максимально высоко. Что касается стран Персидского залива, то они лишь воспользовалась данной социально-религиозной дифференциацией сирийского общества и профинансировали дальнейшую радикализацию этих слоев населения с целью достижения своих собственных интересов. Интересы эти отнюдь не связаны с восстановлением исламского халифата а более прозаичны – к примеру, налаживание поставок нефти и газа в Европу через территорию Сирии.

Другой взгляд на проблему принадлежит Ю.Щегловину, который оценивает развитие действий в Сирии с точки зрения религиозного противостояния. Он отмечает: «Типичная картина заключается в том, что обычно в черте одного города или населенного пункта центр сопротивления сосредоточен в суннитских кварталах, при этом алавитские или христианские кварталы сохраняют спокойствие. В том же Хомсе вооруженное сопротивление сконцентрировано в восьми суннитских кварталах, между тем как два алавитских войной фактически не затронуты».

Также он замечает и особое положение алавитской общины, которая также начинает оказывать противодействие центру. Ранее лояльная Башару Асаду «алавитская» Латакия также «отметилась» рядом протестных выступлений. В частности, алавитские демонстрации протеста против центральных властей были зафиксированы в пригородах Латакии Мошкита, Демсархо, Бескази. Они были немногочисленны, но что принципиально — в них участвовали алавиты. Это может косвенно указывать на начало расслоения внутри этой общины. Однако действия алавитской общины определены опасениями в отношении перспектив своего физического выживания в случае ухода Асада. И здесь его фигура рассматривается именно в контексте гаранта этой безопасности, какие бы личные симпатии или антипатии к нему те или иные представители алавитской общины не испытывали. По мнению Щегловина, тем же объясняется лояльность режиму в своей основной массе со стороны христиан, армян, черкесов и курдов. В последнем случае имеется еткая линия поведения на соблюдение нейтралитета, которая поддерживается и руководством иракских курдов в лице Масуда Барзани.

4. Интересы других государств

Интересы внешнего мира в сирийском конфликте также противоречивы. В целом можно выделить две точки зрения – прозападную либерально-демократическую и антизападную, на почве которой прекрасно сходятся различные силы, от националистов до коммунистов.

Позиция либеральных сил в целом совпадает с позицией западных стран и сводится к тому, что угнетенный тираном сирийский народ борется за свободу и демократию с тоталитарным режимом. Данный взгляд априори предполагает порицание любых действий со стороны властей, даже направленных на стабилизацию ситуации в Сирии, а подавление вооруженных полубандитских формирований становится «борьбой с собственным народом».

Подобную точку зрения можно легко поддавать критике, ведь странам Ближнего Востока чуждо понятие демократии и любая европейская, или же западная идеология столкнется с устоявшимися принципами шариата. Если даже под внешним давлением и проводятся действительно демократические выборы, эти выборы становятся последними демократическими, к власти приходят либо исламисты либо военные и непременно устанавливают такой же авторитарный строй.

Антизападная позиция часто переходит в теорию заговора, согласно которой США стремятся установить контроль над еще одной страной, кроме этого ликвидировать единственного в регионе союзника Ирана перед будущей с ним войной. Также ее главной целью считают вытеснение с Ближнего Востока России. Данная позиция также может быть оспорена, так как Сирия не интересна для США ни со стратегической, ни с экономической точек зрения.

Другие представители этой теории считают, что политические и военные акции оппозиции в Сирии происходят в первую очередь по инициативе и при финансовой, военной поддержке Саудовской Аравии и Катара, США же лишь лоббируют их политические интересы на международной арене. Несомненно это так, так же как и то, что Россия поддерживает правительство Сирии по всем тем же пунктам ввиду своих интересов. Свои интересы здесь есть и у Турции, и у Израиля и у Ирана.

Следует отметить, что без внутренней поддержки в самой Сирии любая инициатива внешних сил была бы обречена на провал. Не стоит воспринимать сирийскую оппозицию лишь как бандитов, так же как и не стоит воспринимать правительственные войска как миротворцев.

Ни для кого не секрет, что сила сирийской оппозиции – в разнообразной по форме внешней поддержке. «Революция» была бы обречена на поражение без постоянного притока иностранной помощи оппозиционерам (деньги, оружие, боеприпасы) и внешнего вмешательства (постоянный приток «революционеров» из-за рубежа – в основном из арабских стран). Особое значение имеет мощная политическая поддержка США, Великобритании, Франции, стран ССАГПЗ, Турции. Вооруженные формирования непримиримой сирийской оппозиции представлены силами «Сирийской свободной армии» (ССА насчитывает, по разным оценкам, от 3 тыс. до 100 тыс. бойцов; состоит по преимуществу из суннитов, которые дезертировали после начала волнений из армии Сирии; постоянно пополняется джихадистами из Ливана, Ирака, Туниса, что власти этих стран не раз признавали официально), радикальных исламистов из движения «Джабхат ан-Нусра» (около 5 тысяч обученных и хорошо вооруженных бойцов) и отрядами разрозненных джихадистских групп.

А.Федорченко также придерживается мнения о религиозном факторе разжигания событий в Сирии. Он разделяет исламистские движения за пределами Сирии на три группы: «Братья-мусульмане», салафиты и джихадисты. При всех идейных и организационных различиях среди них в данном случае следует выделить джихадистов – сторонников насилия и противников любых элементов электоральной демократии и плюрализма. Именно они составляют основу «Джабхат ан-Нусра» и более мелких джихадистских групп, противостоящих армейским частям и силам безопасности САР. Растущие по численности джихадистские группировки, состоящие из боевиков, прибывающих в Сирию из других арабских стран, Турции и даже Европы все больше выступают в качестве отдельной, неконтролируемой силы.

Следует признать, что в определенной степени сам сирийский режим способствовал формированию радикальных исламистских течений на территории страны — много лет он предоставлял убежище разного рода экстремистским и террористическим организациям. В обмен на приют исламисты не беспокоили местные власти, действуя за пределами Сирии, в том числе против американских войск в Ираке и антисирийских политиков в Ливане, участвовали в операциях против Израиля. Здесь просматривается прямая аналогия со взаимоотношениями США и радикальных исламистов, тем более что с началом «арабской революции» джихадисты повернули оружие против режима Б. Асада.

Внимательно прочтите:  Как получить безрисковые сделки на Олимп Трейд

Примечательно, что США и НАТО заинтересованы в том, чтобы в процессе достижения силового перевеса повстанцев ввести военную активность оппозиционеров в контролируемое русло, минимизировать влияние исламистских радикалов. Вашингтон опасается исламистской опасности в случае падения вертикали власти в Сирии. Исламистское кольцо может замкнуться в единое целое.

Нарастание внешней поддержки оппозиционных сил нарушит баланс сил в сирийском конфликте и приведет к устранению нынешнего сирийского руководства. Есть основания предположить, что после падения правящего сирийского режима гражданская война продолжится и перекинется на соседние арабские страны. Алавиты, шииты, христиане, курды вполне могут развернуть широкомасштабную партизанскую войну, причем еще более ожесточенную, чем это было в Ираке.

Для США Сирия, очевидно, станет своего рода полигоном, где американцы смогут отрабатывать свою новую стратегическую установку: поддерживать и продвигать к власти на Ближнем Востоке умеренных исламистов, готовых установить союзнические отношения с этой страной.

В настоящее время США и ЕС предоставляют вооруженной оппозиции средства коммуникации, а также продукты питания и медикаменты, но пока не намерены поставлять оружие. Сдержанность стран Запада в этом вопросе возросла после того, как одна из основных действующих в Сирии исламистских вооруженных группировок — «Джабхат ан-Нусра»— в апреле 2020 года заявила о клятве верности главарю международной террористической сети «Аль-Каида».

И все же США и их союзники не отказываются от планов совершить силами объединенной коалиции вооруженную интервенцию с целью установить контроль над складами химического оружия сирийской армии. Для координации совместных действий в этом направлении уже состоялись несколько международных встреч – с участием США, Великобритании, Канады, Франции, Иордании, Чехии, Катара и Израиля.

Вашингтон активизировал свою деятельность по усилению международной блокады Сирии. Иордания фактически отошла от своей и до этого не очень прочной позиции нейтралитета по отношению к сирийскому кризису; под американским давлением Алжир отходит от безусловной поддержки Дамаска. Ужесточаются экономические санкции против Сирии. 19 апреля ЕС ввел эмбарго на поставку нефтепродуктов из Сирии, а американские санкции против сирийских чиновников распространились на крупных бизнесменов из этой страны или имеющих сирийское происхождение.

Позиция Анкары по сирийской проблеме достаточно противоречива. С одной стороны, турецкое руководство видит раздробленность сирийской оппозиции. Даже в случае силового захвата турецкими войсками некоторой части сирийской территории, оппозиция не способна создать там мощный плацдарм для движения на Дамаск.

С другой стороны, турецкое общество, которые ныне расколото на «кемалистов» и исламистов, в своем подавляющем большинстве выступает за укрепление отношений с Российской Федерацией, которые из-за разногласий по сирийскому вопросу переживают период охлаждения. Именно поэтому позиция РФ служит сильнейшим сдерживающим фактором для осуществления Турцией в САР военного сценария по примеру Ирака или Ливии.

Кроме этого, в Анкаре учитывают важность развития торгово-экономического сотрудничества с Ираном. В частности, турки получают значительные финансовые средства от проведения в интересах ИРИ банковских операций, транзита туркменского природного газа, поступающего по иранской территории, а в перспективе – транзита углеводородного сырья. Анкару и Тегеран серьезно сближают курдская проблема, нежелание пускать в регион внешних игроков и антиизраильская риторика. Оба государства активно вовлечены в сирийские дела и стараются избегать прямого столкновения здесь национальных интересов.

Учитывая вышеизложенное, Анкара заинтересована в ограниченном вовлечении Тегерана в разрешение сирийского кризиса на основе создания специальной трехсторонней комиссии в составе Иран, Турция и Россия или Иран, Турция и Египет (существует и еще один формат в составе Турции, Египта и Саудовской Аравии).

Российский исследователь В. Евсеев отмечает, что внутри НАТО сейчас нет стран, которые бы считали необходимым начать военную операцию против САР. Даже Франция пока не видит в этом необходимости. Но это не исключает ее проведение со стороны группы государств-членов НАТО или оказание поддержки, в первую очередь информационной, действиям Турции, если она начнет военную операцию самостоятельно.

Вполне возможно, что негативный пример Ливии стал серьезным уроком для США. И, несмотря на вовлеченность в сирийские дела, в Вашингтоне осознают собственную неготовность к вооруженному вмешательству.

Вновь избранный президент Барак Обама является противником такой военной операции. Как следствие, американская администрация будет воздерживаться от прямого вовлечения в сирийский конфликт.

США до сих пор сохраняют войска в Ираке и готовятся к существенному их сокращению в Афганистане. Эти войска можно было бы использовать в Сирии, но такую необходимость будет крайне трудно обосновать для американцев, особенно в условиях сохраняющейся экономической депрессии.

Сирия не является основным внешнеполитическим противником США. Китай выступает в этом качестве на глобальном уровне, а Иран – на региональном. Именно против них концентрируются основные военные ресурсы. Их отвлечение, например, на затяжную войну с Сирией (скорее всего, она пойдет по иракскому сценарию), не поддержат аравийские монархии. С другой стороны, для США в отношении Сирии существует «красная линия», обусловленная сохранностью имеющихся там запасов химического оружия. В случае кражи его образцов или захвата соответствующего арсенала со стороны радикальной оппозиции американцы будут вынуждены немедленно вмешаться.

5.Вывод

Несмотря на попытки определить различные стороны сирийского конфликта, ситуация в Сирии остается неясной. Скорее всего, в ближайшие шесть месяцев президент Башар Асад удержит власть, но не сможет контролировать территорию всей страны. Вооруженная оппозиция будет продолжать попытки объединиться и установить контроль над одним из крупных сирийских городов (в первую очередь на эту роль претендует Алеппо). Если это удастся, то оппозиция сформирует собственные органы исполнительной власти, которые поспешат признать «внешние спонсоры».

Прогноз на вторую половину 2020 года более сложен. По-видимому, этот период станет решающим для президента Башара Асада, а время может начать работать уже на действующую власть. Почти половина населения страны, включая многочисленные национальные и религиозные меньшинства, не видят другой альтернативы действующей власти и боятся «братьев-мусульман» и исламских экстремистов. Все это, учитывая поддержку со стороны России и Ирана, дает президенту Башару Асаду шанс, которым он обязательно воспользуется.

Пока трудно сказать, чем именно закончится война в Сирии — есть признаки постепенного улучшения ситуации — армия продолжает успешно останавливать отряды боевиков, приобрела очень серьезный современный опыт ведения самых сложных боевых действий. Однако есть признаки и дальнейшего ухудшения обстановки — как в плане ведения боевых действий, но главное — резком осложнении условий жизни и деятельности сирийцев. Так или иначе, но Сирия при любом исходе этой войны оказывается отброшенной в своем развитии на десятилетия. Изменения в организационном строении сирийских силовых структур слишком микроскопичны, чтобы как-то существенно улучшить ситуацию. Перевод войны в область конфессионального противостояния — вот, пожалуй, самая главная опасность будущих этапов этой войны. Тогда у Сирии практически не остается шансов на сохранение своей государственности и целостности. Наверняка можно сказать лишь одно – конфликт будет иметь затяжной характер, а его развитие будет принципиально отличаться от ливийского или иракского сценария.

Чем закончится миропорядок

Стабильный миропорядок – редкое явление. Обычно он возникает после периода больших потрясений, который создает стремление к чему-то новому и условия для этого. Прежде всего стабильное распределение сил и общепризнанные правила поведения в международных отношениях. Еще нужны государственные умы, потому что миропорядок формируется, а не рождается.

Но какими бы благоприятными и сильными ни были первоначальные условия и стремления, для поддержания миропорядка требуются креативная дипломатия, функционирующие институты и эффективные действия, позволяющие адаптировать его к меняющимся обстоятельствам и противостоять новым вызовам.

Но даже самому хорошо управляемому миропорядку неизбежно приходит конец. Баланс сил, на котором он построен, нарушается. Институты не могут адаптироваться к новым условиям. Одни государства распадаются, другие возникают в результате меняющихся возможностей, нерешительности и растущих амбиций. Те, кто несет ответственность за сохранение миропорядка, совершают ошибки, принимая решение, что делать и чего не делать.

Конец любого миропорядка неизбежен, но когда и как это произойдет – неизвестно. Как и то, что придет ему на смену. Обычно конец миропорядка наступает после длительного ухудшения, а не в результате неожиданного краха. Поддержание миропорядка зависит от креативности государственных умов и эффективности действий, точно так же правильная политика и дальновидная дипломатия могут определить, как будет развиваться ухудшение и к чему оно приведет.

Но для этого нужно еще кое-что: сначала нужное признать, что старый миропорядок никогда не вернется, а усилия по его восстановлению окажутся тщетными. Только после этого можно будет двигаться дальше.

В поисках параллелей с сегодняшней ситуацией политики и эксперты обращаются к примерам Древней Греции, где появление новой силы привело к войне между Афинами и Спартой, или к периоду после Первой мировой войны, когда США (следуя политике изоляционизма) и большая часть Европы бездействовали, пока Германия и Япония игнорировали соглашения и захватывали своих соседей.

Но самая яркая параллель с сегодняшней ситуацией – это Европейский концерт в XIX веке, самая значимая и успешная попытка построить и поддерживать миропорядок до наших дней. С 1815 г. и до начала Первой мировой войны спустя 100 лет миропорядок, созданный на Венском конгрессе, определял международные отношения и устанавливал базовые правила международного поведения (хотя их не всегда удавалось имплементировать). Это модель того, как коллективно управлять безопасностью в многополярном мире.

Крах того миропорядка и последовавшие за ним события – поучительный пример для нас сегодня и важное предупреждение. Необратимый упадок миропорядка не означает, что за ним неизбежно последуют хаос и бедствия. Но если плохо управлять процессом ухудшения, катастрофа вполне может произойти.

Глобальный порядок второй половины XX века и начала XXI века возник на руинах двух мировых войн. Миропорядок XIX века появился после крупных международных потрясений – наполеоновских войн, которые после Французской революции и прихода к власти Наполеона Бонапарта опустошали Европу более десяти лет. Когда армии Наполеона были разбиты, союзники-победители – Австрия, Пруссия, Россия и Великобритания, великие державы того времени – собрались в Вене в 1814-1815 году.

На Венском конгрессе они постановили, что французская армия никогда больше не должна угрожать их странам, а революционные движения – их монархиям. Победители приняли разумное решение и включили в миропорядок потерпевшую поражение Францию. С Германией после Первой мировой войны поступили совершенно иначе, как и с Россией после окончания холодной войны.

Венский конгресс сформировал систему, известную как Европейский концерт. Она была сосредоточена на Европе, но представляла собой международный порядок того времени, учитывая доминирующее положение Европы и европейцев в мире. Были согласованы общие принципы отношений между государствами. Прежде всего было достигнуто соглашение о недопустимости вторжения в другое государство и вмешательства во внутренние дела другого государства без его разрешения.

Прочный военный баланс убеждал любое государство, что не стоит пытаться разрушить миропорядок (и не давал добиться успеха тем, кто все же пытался). Министры иностранных дел встречались на так называемых конгрессах, когда возникал серьезный вопрос. Концерт был консервативным во всех смыслах слова.

По Венскому договору были проведены многочисленные территориальные корректировки, а затем закреплены границы Европы. Для дальнейших изменений требовалось согласие всех подписавших сторон. Кроме того, были приложены максимальные усилия для укрепления монархий, одна страна могла прийти на помощь другой в случае угрозы народных восстаний (так, Франция помогла Испании в 1823 году).

Концерт оказался эффективным не потому, что между великими державами существовало полное согласие по всем вопросам. Главное – у каждого государства были свои причины поддерживать общую систему. Австрия была особенно озабочена противодействием либеральным силам, которые угрожали монархии.

Для Великобритании основным было не допустить новых вызовов со стороны Франции и обезопасить себя от потенциальных угроз со стороны России (что означало не ослаблять Францию слишком серьезно, чтобы она могла уравновешивать угрозу со стороны России). Но существовало много совпадающих интересов и консенсус по первоочередным вопросам, что позволяло концерту не допустить войны между ключевыми державами того времени.

Концерт технически проработал 100 лет, до начала Первой мировой войны. Но он перестал играть значимую роль задолго до этого. Революционные волны, охватившие Европу в 1830 и 1848 гг. продемонстрировали предел действий, которые участники концерта готовы предпринять для сохранения существующего порядка под угрозой народных волнений.

Затем случилась Крымская война. Ее развязали под предлогом защиты христиан в Османской империи, но на самом деле главным вопросом был контроль над территорией на фоне упадка империи. Участниками конфликта стали Франция, Великобритания и Османская империя, с одной стороны, и Россия – с другой. Война продолжалась два с половиной года, с 1853 по 1856 год. Конфликт обошелся дорого и показал, до какого момента концерт способен удерживать великие державы от войны.

Взаимного уважения, благодаря которому и был создан концерт, между державами уже не существовало. Последующие войны между Австрий и Пруссией, Пруссией и Францией продемонстрировали, что после длительного перерыва центр Европы вновь раздирают конфликты великих держав.

Затем ситуация на некоторое время стабилизировалась, но это была лишь иллюзия. Германия уже начала наращивать свою мощь, а империи переживали упадок. В результате разразилась Первая мировая война, а концерту пришел конец.

Что губит миропорядок

Какие уроки мы можем извлечь из этой истории? Прежде всего расцвет и упадок ведущих держав определяет жизнеспособность миропорядка, поскольку от изменений экономической силы, политического единства и военной мощи зависит, что государства хотят и могут делать за пределами своих границ.

Во второй половине XIX века и начале XX произошел подъем мощной, объединенной Германии и современной Японии, Османская и Российская империя оказались в упадке, а Франция и Великобритания, хотя и стали сильнее, но недостаточно. Эти изменения перевернули баланс сил, лежавший в основе концерта. Германия стала считать статус-кво несоответствующим ее интересам.

Внимательно прочтите:  Migesco – отзывы и обзор брокера бинарных опционов

Изменения технологического и политического контекста также повлияли на баланс сил. Во времена концерта народные требования демократического участия и волны национализма угрожали статус-кво внутри стран, а новые виды транспорта, коммуникации и вооружения трансформировали политику, экономику и военную сферу. Условия, которые помогли сформировать концерт, постепенно исчезали.

Но связывать историю исключительно с изменившимися условиями – чрезмерный детерминизм. Личность тоже имеет значение. То, что концерт возник и просуществовал так долго, доказывает, что люди играют немаловажную роль. Концерт создавали выдающиеся дипломаты: австриец Меттерних, француз Талейран, британец Каслри.

Тот факт, что концерту удавалось сохранять мир, несмотря на различия между двумя относительно либеральными странами, Францией и Великобританией, и их более консервативными партнерами, доказывает: страны с разными политическими системами и несовпадающими предпочтениями могут сотрудничать в целях поддержания миропорядка.

Немногие события в истории действительно были неизбежны. Крымской войны можно было бы избежать, если бы на международной сцене действовали более умелые и осторожные лидеры. Действия России совсем не обязательно должны были вызвать военную реакцию Франции и Великобритании такого масштаба.

То, что сделали эти страны, еще раз подтверждает силу и опасность национализма. Первая мировая война в значительной степени была обусловлена неспособностью преемников канцлера Отто Бисмарка дисциплинировать мощь германского государства, для создания которого он приложил столько усилий.

Стоит извлечь еще два урока. Во-первых, к ухудшению миропорядка могут привести не только базовые вопросы. Взаимное уважение держав концерта исчезло не из-за разногласий по поводу социально-экономического порядка в Европе, причиной стало соперничество на периферии.

Во-вторых, поскольку разрушение миропорядка происходит со скрипом, а не с громким треском, процесс ухудшения часто остается незаметным для политиков, пока не зайдет слишком далеко. К началу Первой мировой войны, когда стало очевидно, что Европейский концерт уже не функционирует, было слишком поздно его спасать или пытаться управлять его разрушением.

История с двумя порядками

Глобальный порядок, построенный после Второй мировой войны, большую часть своей истории состоял из двух параллельных порядков. Один сформировался на фоне холодной войны между США и СССР. В его основе лежал жесткий баланс военных сил в Европе и Азии, подкрепленный ядерным сдерживанием.

Обе стороны демонстрировали определенную сдержанность в своем соперничестве. «Откат назад» – тогдашний термин для современной «смены режима» – отвергался сторонами как нереализуемый и безрассудный. Обе стороны следовали неофициальным правилам игры, включая уважение сфер влияния и союзников.

В конце концов они пришли к пониманию политического порядка в Европе, на основной арене холодной войны, и в 1975 г. закрепили это взаимопонимание в Хельсинкском акте. Даже в разделенном мире два центра силы смогли договориться о том, как будет происходить соперничество. Этот порядок базировался на средствах, а не на целях. Наличие всего двух центров силы облегчило достижение соглашения.

Второй миропорядок, сформированный после Второй мировой войны, был либеральным и действовал параллельно с первым. Главными его участниками были демократии, а инструментами – помощь и торговля для укрепления связей и уважение закона как внутри стран, так и в отношениях между государствами.

Экономический аспект этого порядка был нацелен на создание мира (состоящего, если быть точным, из некоммунистической его части), определяемого торговлей, развитием и отлаженной финансовой системой. Свободная торговля должна была стать драйвером экономического роста и объединить страны, чтобы затевать войну стало слишком дорого, а доллар де-факто был признан глобальной валютой.

В дипломатическом аспекте особое значение придавалось ООН. Идея заключалась в том, что постоянный глобальный форум сможет предотвращать или разрешать международные споры. Совет Безопасности ООН, постоянными членами которого являлись пять великих держав, а остальные места распределялись по ротационному принципу, должен был руководить международными отношениями.

В неменьшей степени миропорядок зависел от готовности некоммунистического мира (прежде всего американских союзников) признать верховенство Америки. Как оказалось, они были готовы сделать это, поскольку США рассматривали как относительно мягкого гегемона, которым восхищались за достижения как дома, так и за рубежом.

Оба порядка служили интересам Соединенных Штатов. Мир в Европе и Азии удавалось поддерживать, и растущая американская экономика вполне могла позволить себе эти затраты. Расширение международной торговли и возможностей для инвестиций способствовало экономическому росту в США. Со временем больше стран стали демократиями. Ни один из порядков не отражал идеальный консенсус, но в каждом было достаточно согласия, чтобы не вызывать прямых вызовов.

Если американская внешняя политика сталкивалась с проблемами, – как во Вьетнаме или Ираке, – то это происходило не из-за союзнических обязательств или дефектов миропорядка, скорее причиной были непродуманные решения начать дорогостоящие войны.

Сегодня оба порядка обветшали. Холодная война закончилась уже давно, но созданный ее порядок разрушался по частям – возможно, из-за неудачных попыток Запада интегрировать Россию в либеральный миропорядок.

Одним из признаков разрушения порядка холодной войны стало вторжение Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году. В былые годы Москва бы предотвратила этот шаг как слишком рискованный. Фактор ядерного сдерживания еще действует, но многие соглашения по контролю над вооружениями разрушены или вступили в стадию разрушению.

Россия не бросала прямых военных вызовов НАТО, тем не менее демонстрировала готовность разрушить статус-кво, в том числе посредством применения силы в Грузии в 2008 г. и на Украине с 2020 г., интервенции в Сирии, а также агрессивного использования киберпространства, чтобы повлиять на исход выборов в США и странах Европы. Все это говорит об игнорировании основных сдержек старого порядка.

С точки зрения России, то же самое можно сказать и о расширении НАТО – инициатива, явно противоречащая афоризму Уинстона Черчилля: «Одержав победу, будь великодушен». Россия также расценила войну в Ираке в 2003 г. и военную интервенцию в Ливию в 2020 г., которая начиналась под знаменами гуманитаризма, но быстро переросла в смену режима, как вероломные и незаконные акты, противоречащие базовым принципам мирового порядка, как она их понимала.

Либеральный порядок также демонстрирует признаки разрушения. Авторитаризм находится на подъеме не только в Китае и России, но и на Филиппинах, в Турции и Восточной Европе. Глобальная торговля выросла, но последние раунды торговых переговоров завершились ничем, а Всемирная торговая организация (ВТО) оказалась неспособна справиться с ключевыми вызовами сегодняшнего дня, включая нетарифные барьеры и кражу интеллектуальной собственности. Растет недовольство использованием доллара для введения санкций, беспокойство также вызывает увеличение долга США.

Совет Безопасности ООН не способен разрешить большинство мировых конфликтов, а система международных соглашений не справляется с вызовами глобализации. Состав Совбеза не отражает реальное соотношение сил. Мир официально провозгласил борьбу с геноцидом и утвердил право вмешиваться, если правительство страны не справляется с обязанностью защищать своих граждан, но все ограничилось громкими заявлениями.

Договор о нераспространении ядерного оружия разрешает лишь пяти государствам иметь ядерное оружие, но фактически ядерных держав уже девять (еще многие смогут присоединиться к ядерному клубу, если захотят). Евросоюз, крупнейшее региональное объединение, пытается справиться с Brexit, спорами вокруг миграции и суверенитета. В целом в мире страны все больше сопротивляются верховенству США.

Почему все это происходит? Стоит вспомнить постепенное разрушение Европейского концерта. Современный миропорядок пытается переварить смещение баланса сил: подъем Китая, появление нескольких держав среднего уровня (например, Иран и КНДР), которые игнорируют базовые аспекты миропорядка, а также активизацию негосударственных акторов (от наркокартелей до террористических сетей), которые могут представлять серьезную угрозу для порядка внутри стран и между ними.

Технологический и политический контекст также существенно изменился. Глобализация оказала дестабилизирующее воздействие: от изменения климата до распространения технологий в руки тех, кто намерен разрушить миропорядок. Национализм и популизм набирают силу – вследствие растущего неравенства, падения доходов после финансового кризиса 2008 г., потери рабочих мест из-за развития торговли и технологий, увеличивающихся потоков мигрантов и беженцев и ненависти, которую распространяют соцсети.

Эффективных компетентных политиков катастрофически не хватает. Институты не могут адаптироваться к новым условиям. Сегодня никто не стал бы создавать Совет Безопасности ООН таким, как он выглядит сейчас, но реальная реформа невозможна, потому что те, кто может потерять влияние, блокируют любые изменения. Усилия по строительству эффективной системы для противодействия вызовам глобализации, включая изменение климата и кибератаки, терпят неудачу.

Ошибки внутри ЕС – в частности, решение ввести единую валюту, не создавая общую фискальную политику или банковский союз; разрешение практически неограниченной иммиграции в Германии – вызвали мощное недовольство правительствами, открытыми границами и самим Евросоюзом.

США, в свою очередь, переоценили свои возможности, попытавшись переделать Афганистан, вторгнувшись в Ирак и осуществив смену режима в Ливии. В то же время они отступили от поддержания глобального порядка и в некоторых случаях несут ответственность за бездействие. Нежелание Соединенных Штатов принимать меры в основном касалось второстепенных вопросов, которые лидеры считали не заслуживающими внимания и затрат, как война в Сирии.

США не отреагировали на первое применение химического оружия и не оказали существенной помощи оппозиционным группировкам. Такое поведение побудило другие страны к самостоятельным действиям. Примером можно считать интервенцию Саудовской Аравии в Йемен. В этом же свете можно рассматривать действия России в Сирии и на Украине.

Интересно, что Крым в свое время стал признаком разрушения Европейского концерта, а сегодня свидетельствует об упадке нынешнего миропорядка. Действия администрации Трампа – выход из ряда международных соглашений и появление условий в когда-то нерушимых альянсах в Европе и Азии – подпитывают сомнения в надежности США как мирового лидера

Учитывая все эти изменения, восстановить старый порядок будет невозможно. И этого будет недостаточно, поскольку появились новые вызовы. Когда мы это признаем, длительный процесс разрушения Европейского концерта станет поучительным уроком и предупреждением.

Для Соединенных Штатов осознание этого предупреждения должно означать упрочение определенных аспектов старого миропорядка и дополнение его мерами, которые касаются меняющейся динамике сил и новых глобальных проблем. США нужно укрепить соглашения по контролю над вооружениями и ядерному нераспространению, усилить альянсы в Европе и Азии, поддержать слабые государства, которые не могут бороться с террористами, картелями и бандами и противодействовать вмешательству авторитарных государств в демократические процессы.

Тем не менее нельзя прекращать попытки интегрировать Китай и Россию в региональные и глобальные аспекты порядка. Эти усилия предполагают комбинацию компромиссов, стимулов и ответных действий. Да, большинство попыток интегрировать Китай и Россию заканчивались неудачей, но это не должно стать основанием для отказа от новых попыток, потому что судьба XXI века во многом будет зависеть от этих усилий.

Соединенным Штатам также необходимо взаимодействовать с другими странами в решении проблем глобализации, прежде всего изменения климата, торговли и киберпространства. Для этого нужно не восстанавливать старый порядок, а строить новый. Усилия по ограничению климатических изменений и адаптации к ним должны быть более амбициозными.

ВТО необходимо реформировать для решения проблем присвоения технологий, выделение субсидий национальным компаниям и введения нетприфных барьеров в торговле. Определенные правила должны регулировать киберпространство. Все это в совокупности – невероятно трудоемкая задача для современного концерта. Амбициозная, но необходимая.

США должны демонстрировать сдержанность и уважение к другим, чтобы восстановить репутацию мягкого актора. Для этого придется отказаться от некоторых шагов, которые Америка практиковала во внешней политике в последние годы. Прежде всего забыть об авантюрных вторжениях в другие страны и экономической политике как оружии, т.е. чрезмерном использовании санкций и тарифов.

Но самое главное – пересмотреть рефлекторное противодействие многостороннему подходу. Медленное разрушение миропорядка – это одно, а вот решиться и возглавить его демонтаж для страны, которая приложила столько усилий для создания этого порядка – совсем другое.

Для этого Соединенным Штатам придется навести порядок у себя дома: сократить госдолг, модернизировать инфраструктуру, повысить качество образования, увеличить инвестиции в социальное обеспечение, оптимизировать миграционную систему для привлечения талантливых иностранцев и разобраться с проблемой политической дисфункции, исключив возможность предвыборных махинаций. США не смогут продвигать порядок за рубежом, если страна расколота, озабочена внутренними проблемами и испытывает нехватку ресурсов.

Альтернативы модернизированному миропорядку кажутся маловероятными и непривлекательными. Порядок с Китаем во главе будет нелиберальным, с авторитарной политической системой и государственной экономикой, главной целью станет поддержание внутренней стабильности. Произойдет возврат к сферам влияния, Китай попытается доминировать в регионе, что приведет к столкновению с другими региональными игроками – Индией, Японией, Вьетнамом и укреплению их обычных и, возможно, ядерных арсеналов.

Новый демократический, основанный на правилах миропорядок, сформированный европейскими и азиатскими державами среднего уровня, а также Канадой – привлекательная концепция, но этим странам не хватает военного потенциала и политической воли.

Более вероятная альтернатива – мир без порядка. Протекционизм, национализм и популизм будут и дальше набирать силу, а демократия утратит свои позиции. Локальные и международные конфликты станут частым явлением, а соперничество крупных держав обострится. Сотрудничество по преодолению глобальных вызовов станет невозможным. Все это очень похоже на современный мир.

Разрушение миропорядка может запустить тренды, которые приведут к катастрофе. Первая мировая война разразилась спустя 60 лет после того, как Европейский концерт фактически пережил раскол из-за Крыма. То, что мы видим сегодня, напоминает ситуацию середины XIX века. Порядок, сформировавшийся после Второй мировой войны и после холодной войны, невозможно восстановить, но мир еще не стоит на грани системного кризиса.

Главное сегодня – не допустить материализации этого сценария из-за раскола в отношениях США и Китая, столкновения с Россией, большой войны на Ближнем Востоке или кумулятивного эффекта климатических изменений. Хорошая новость в том, что приближение к катастрофе нельзя назвать неизбежным, но и исключать ее, к сожалению, нельзя.

Ричард Хаас , президент Совета по международным отношениям, автор книги A World in Disarray: American Foreign Policy and the Crisis of the Old Order («Мировая неразбериха: американская внешняя политика и кризис прежнего порядка»).

Здесь при открытии счета дают бонусы:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Топ брокеров бинарных опционов за 2020 год
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: