В поисках истины тернистый путь трейдера

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:

Бинарные опционы & Форекс. Форум

Форум трейдеров БО & Forex & CFD

  • Главная
  • » Дневник трейдера
  • » Дневник I.L.N.I.

Страницы: Предыдущая 1 … 19 20 21

#501 07.01.2020 05:28:22

Re: Дневник I.L.N.I.

4 года на Форекс.

Как все начиналось.

Год 2020
Начало. Бинарные опционы. Первые неуклюжие попытки. В поисках ТС.

Год 2020
Бинарные продолжение. Первые ставки. Форекс. Знакомство. Изучение.

Год 2020
Конец Бинарным. Заключительные скрины по ставкам.
Среднесрочная разворотная торговля ТФ-Н4. Первые публичные сделки.

Год 2020
Интрадей торговля по тренду ТФ-М1.

Рейтинг русских брокеров:

Ребята, девчата! Те, кто на Форексе год и более — продолжайте! У вас все получится! Мне потребовалось много времени чтобы понять ничтожно малую часть из этого мира трейдинга. Просто у каждого своя дорога, нужно ее найти и пройти. Будут тысячи ложных дорожек, а вы не сдавайтесь, ищите свою. На вашем пути будет куча эмоций (сожаление, обида, страх, боль, гнев, удивление, ненависть и др.), которые вы испытаете одномоментно не испытывая никогда подобного в жизни и от которых захочется всё и всех послать к чертям, а вы шлите эти эмоции и идите вперёд к своей цели. Если даже потребуется на это вся ваша жизнь. Как сказал один знакомый трейдер — «Трейдинг это тернистый путь в рай, где сбудутся все твои мечты. » Помните это и никогда не сдавайтесь.

Тернистый путь воссоединения

В XX веке белорусский народ пережил уникальный исторический опыт: на протяжении двух десятилетий нация была разъединена и жила в двух противоположных по политико-экономическому статусу странах. Это стало результатом польской оккупации западно-белорусских земель и Рижского договора 1921 года, по которому советско-польская граница пролегла в считанных километрах от Минска.

В восточной части Беларуси была создана Белорусская Советская Социалистическая Республика, где наш народ, пожалуй, впервые смог строить собственную государственность, возрождать национальную культуру и образование. Западная Беларусь оказалась под властью Польши, которая не заботилась об экономическом и культурном развитии ‘крессов восточных’ и проводила в отношении белорусов политику полонизации и ассимиляции.

Только в сентябре 1939 года, через несколько дней после начала Второй мировой войны, Западная Беларусь воссоединилась с Восточной. Это событие по праву может претендовать на статус общенационального праздника для всех белорусов, всех граждан Республики Беларусь независимо от их политических взглядов и идеологических предпочтений.

В 70-ю годовщину похода Красной армии в Западную Беларусь на вопросы ‘Беларускай думк?’ отвечают известные историки и общественные деятели (Коваленя Александр Александрович, академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук Беларуси, директор Института истории НАН Беларуси, доктор исторических наук, профессор; Трусов Олег Анатольевич, председатель общественного объединения ‘Таварыства беларускай мовы ?мя Франц?шка Скарыны’, кандидат исторических наук; Почобут Андрей Станиславович, корреспондент польского издания ‘Gazeta Wyborcza’ в Беларуси; Вабищевич Александр Николаевич, заведующий кафедрой истории славянских народов Брестского государственного университета им. А.С. Пушкина, кандидат исторических наук, доцент).

— Воссоединение Западной и Восточной Беларуси неразрывно связано с такой темой, как советско-германский пакт Молотова-Рибентропа и военное положение Польши в 1939 году. Сама проблематика начала Второй мировой войны очень сложна и требует, пожалуй, особого всестороннего обсуждения. Но не теряет актуальности вопрос: как наши представления об этих событиях влияют и должны ли они негативно влиять на отношение граждан Республики Беларусь к освободительному походу Красной армии, к последующим социально-политическим, экономическим и культурным преобразованиям в Западной Беларуси?

А.А. Коваленя: Время от времени история используется как политическое оружие в достижении определенных целей. Представители некоторых политических течений стремятся поставить в один ряд фашизм и сталинизм. Снова и снова поднимается вопрос об обоюдной ответственности нацистской Германии и СССР за разжигание Второй мировой войны. Казалось бы, решения, принятые в Ялте (1945), Нюрнберге (1946) и Хельсинки (1975) позволяют мировой общественности и политическим элитам действовать в рамках отработанных международных актов. Однако волна противоречивых оценок предвоенного и военного периодов продолжается. В последние годы общественный интерес к этой проблематике не только не затихает, но наоборот, вспыхивает с еще большей силой. Но он никак не связан с открытием и публикацией новых данных.

Еще в 1990 году Министерство иностранных дел СССР опубликовало сборник ‘Год кризиса, 1938-1939: документы и материалы’, где нашли место многие ранее неизвестные документы и протоколы договоров, заключенных между Германией и СССР, в том числе и секретный протокол к германо-советскому пакту. Как видим, вопрос не в новых сенсациях, а в их новой интерпретации, что связано с современной моральной и политической оценкой. Не только западные публицисты, политики и ангажированные научные работники участвуют в переоценке событий предвоенной и военной истории. Российский книжный рынок перенасыщен самыми разными публикациями, вплоть до небылиц. В погоне за читателем некоторые авторы создают ‘шедевры’ вроде ‘Национал-социалистический меч оттачивался НКВД СССР’, ‘НКВД — гестапо: тайное сотрудничество’. Продолжает свои псевдоисторические проекты Резун (Суворов). Сторонники западных ценностей готовы приписать СССР все возможные и невозможные грехи, показать Советский Союз ‘империй зла’.

Внимательно прочтите:  Индикатор Stochastic (видео урок)

Например, в июле 2009 года ПАСЕ приняла резолюцию ‘Воссоединение разделенной Европы: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке’, которая фактически уравняла сталинизм и нацизм. Европейскому сообществу предложена своеобразная форма диктата современности над прошлым, когда историю пробуют осуждать с учетом современных моральных критериев, причем по необоснованным и надуманным проблемам. Европейцы забыли, кто их спас от коричневой чумы. Понятно, что нельзя идеализировать деятельность политического руководства СССР, в том числе и Сталина. До войны было допущено множество ошибок, просчетов, даже преступлений. Но и позитивного было немало. В последнее время активно обсуждается заключенный 23 августа 1939 года Договор о ненападении между Германией и СССР.

Необходимо сделать одну принципиальную ремарку. Дело в том, что не только публицисты и журналисты, но и историки совершают серьезную ошибку (не лишенную политико-методологического подтекста), когда называют этот документ ‘советско-германским договором’ или ‘пактом Молотова-Рибентропа’. Документальные источники однозначно свидетельствуют: инициатива заключения договоренности шла не от руководства Советского Союза, а от политических лидеров Третьего рейха. Именно Гитлер проявил в полном смысле вероломство для скорейшего заключения договоренности между Германией и СССР. Поэтому будет правильно использовать дефиниции ‘пакт Рибентропа-Молотова’, ‘германо-советский договор’.

После прихода нацистов к власти главным направлением деятельности политического руководства Германии на международной арене было требование возвращения территорий и отмены ограничений на вооружение Германии, которые были предусмотрены условиями Версальского договора. Великобритания и Франция выразили готовность на уступки в обмен на гарантии безопасности. Они позволили Германии захватить Австрию. Новым актом агрессии стал захват Чехословакии. В 1939 году советская дипломатия продолжала активно работать, чтобы склонить британское и французское правительства к созданию системы коллективной безопасности в Европе. Переговоры продолжались до 21 августа, но позитивных решений не находилось. В этой ситуации СССР был вынужден искать альтернативу, чтобы не оказаться в международной изоляции. Соглашение с Германией давало Советскому Союзу определенные гарантии безопасности. Важно подчеркнуть, что ни договор о ненападении, ни приложенный к нему секретный протокол не содержали статей о военном сотрудничестве двух стран и не обязывали вести боевые действия против третьих стран в случае участия одной из них в военном конфликте. Достигнутые между СССР и Германией договоренности не делали их союзниками ни формально, ни фактически, хотя некоторые авторы стремятся сегодня доказать обратное. Германо-советский договор стал результатом, а не причиной кризиса международных отношений в предвоенный период.

Сегодня критики германо-советского договора утверждают, будто именно его заключение подтолкнуло Германию к нападению на Польшу. Но документы свидетельствуют, что еще в начале апреля 1939 года Гитлер отдал приказ разрабатывать план военного разгрома Польши. Что касается Беларуси, то объективно страна в начале XX столетия находилась только в начале формирования национальной независимой государственности и не имела значительного внешнеполитического веса. Яркий пример — заключение Брестского и Рижского договоров. Решение вопросов государственной целостности Беларуси происходило без участия белорусских представителей.

А.А. Трусов: Начнем со слов ‘освободительный поход Красной армии’. От этого термина сталинских историков следует отказаться. Тем более что в 1938 году Сталин ликвидировал КПЗБ, и бывшие коммунисты Западной Беларуси и Украины освобождать их от ‘власти польских панов’ не просили. Сталин напал на Польшу 17 сентября внезапно, без объявления войны, когда тысячи белорусов, одетых в мундиры польской армии, 17 дней мужественно сражались против фашистов. Достаточно вспомнить сентябрьские бои за Брестскую крепость, которые велись между польскими и германскими войсками. Для белорусов война началась не 22 июня 1941 года, а на два года раньше.

Нужно, однако, помнить, что еще до пакта Молотова-Рибентропа в 1938 году в Мюнхене состоялся раздел Чехословакии, причем Польша также в нем участвовала, захватив кусок чужой территории. Поэтому руки у Сталина были развязаны. Если бы он не забрал Западную Беларусь, ее все равно оккупировали бы немцы, и все местное еврейство погибло бы раньше.

А.С. Почобут: Называть события 17 сентября 1939 года освободительным походом — значит просто механически повторять тезисы сталинской пропаганды. Не могло тоталитарное государство, каким был Советский Союз, принести свободу. Для людей, которые живут на Гродненщине или Брестчине и помнят события сентября 1939 года, они неразрывно связаны с последствиями прихода Красной армии, это значит с массовыми репрессиями и депортациями, с агрессивной антирелигиозной пропагандой. Реальность, в которой оказались жители присоединенных территорий, абсолютно не соответствовали образу ‘Страны Советов’.

Память, даже на уровне конкретных семей и конкретных судеб, и через 70 лет оказывает сильное влияние на оценку тех событий. Они воспринимаются неоднозначно.

Внимательно прочтите:  Индикатор CCI (видео урок)

А.М. Вабищевич: Поход Красной армии в Западную Беларусь и Западную Украину в сентябре 1939 года в контексте трагического начала Второй мировой войны болезненно воспринимался (эти рецидивы сохраняются и теперь) значительной частью польской общественности как акт, который способствовал поражению Польши и потере ее государственности. Белорусская общественность в большинстве позитивно оценивала приход советских войск.

Одновременно стоит отметить, что, по сведениям польского историка Юрий Грабовского, в оборонительной войне Польши против фашистской Германии участвовали почти 70 тысяч белорусов, из которых примерно 7-8 тысяч (а с учетом использования западно-белорусских резервистов в самых кровавых боях 9-10 тысяч) человек погибли, несколько тысяч попали в немецкий плен. Эти люди были незаслуженно забыты на многие десятилетия, как будто они отстаивали исключительно польские интересы. При рассмотрении событий сентября 1939 года нужно учитывать отличие национальных интересов поляков и белорусов, но их нельзя и противопоставлять, потому что и первые и вторые сражались против фашизма.

При оценке похода Красной армии стоит ссылаться на мнение бывшего британского премьер-министра Ллойд Джорджа, который не был настроен просоветски. 28 сентября 1939 года в письме к польскому послу в Лондоне Эдварду Рачинскому он отметил, что советские войска вошли на территории, которые не являлись польскими и были аннексированы Польшей после Первой мировой войны. Не секрет, что в межвоенной Польше белорусский вопрос рассматривался исключительно как инспирирование с востока, это значит со стороны СССР.

Польские власти чрезмерно абсолютизировали советский фактор, ‘руку Москвы’. Им было выгодно демонстрировать европейскому сообществу западно-белорусское движение сквозь призму большевистской угрозы, использовать это как основу для репрессивных действий не только против коммунистов, но и других западно-белорусских партий, объединений, за исключением немногочисленных полонофильских.

А.С. Почобут: В указанный период политика Польши в отношении к национальным меньшинствам значительно менялась. В начале 1920-х был один подход, после смерти маршалка Юзефа Пилсудского — уже другой, когда государство неприкрыто стремилось ассимилировать национальные меньшинства. Довоенная Польша, понятно, не была ‘супер-демократичной’, где образцово сохранялись права человека. Она была ‘мачехой’ для евреев, украинцев и белорусов. Но стоит помнить, какие стандарты в отношении к национальным меньшинствам существовали в то время в Европе. Речь даже не про фашистскую Германию или сталинский СССР, где любая неподконтрольная руководящей партии активность, в том числе и национальных меньшинств, брутально останавливалось гестапо или НКВД.

Достаточно известны факты, когда граждане Польши под влиянием коммунистической пропаганды переходили границу в надежде найти в СССР достаток и свободу. Но абсолютно неизвестным является массовый исход населения с территории СССР в Польшу. В 1930 году сотни деревень возле советско-польской границы перестали существовать, потому что их жители удрали в Польшу. Чтобы остановить это движение, советские пограничники вынуждены были стрелять.

А.М. Вабищевич: Есть ли в современной Польше политические силы, которые выступают за возращение ‘крессов восточных’? Какие трактовки даются западно-белорусским событиям 1939 года?

А.С. Почобут: Границы Беларуси сегодня существенно отличаются от границы БССР, установленной в сентябре 1939 года. Сил, которые стремились бы к их пересмотру, нет. Нет и партий или политических деятелей, которые выступали бы за это, — темы такой вообще в Польше не существует. Сегодня для польского общества события сентября 1939 года — это только история. У Польши установлены нормальные отношения с Германией, аналогичным образом могут быть нормальные отношения с Россией. Это зависит от современных российских и польских политиков. В отношении с Беларусью в целом не должно быть серьезных проблем хотя бы потому, что приоритетом польской политики является всесторонняя поддержка независимости Беларуси и Украины. Необязательно оценивать какие-либо исторические события одинаково, просто нужно уметь слушать другую сторону и быть заинтересованными в поисках истины, а также понимать ценность взаимопонимания. При исполнении этих условий история не будет препятствием на пути установления нормальных отношений.

А.А. Трусов: В современной Польше таких явных политических сил, особенно после ее вступления в НАТО и Евросоюз, нет, если не считать отдельных маргиналов. Тем более что Сталин летом 1944 года вернул некоторые районы ‘крессов’ коммунистической Польше вместе с частью Беловежской пущи. 10 августа 1945 года был принят закон о советско-польской границе, согласно которому ПНР получила практически всю бывшую Белостокскую область БССР и два района Брестской области. В 1950 году Польше были переданы дополнительно еще несколько белорусских деревень. Беларусь стала единственной страной, основательницей ООН и победительницей в войне против фашизма, которая потеряла часть своей этнической территории. В целом события 1939 года рассматриваются сейчас в Польше как общенациональная трагедия, и с этим стоит согласиться. Дотаточно только вспомнить последний фильм Анджея Вайды ‘Катынь’.

А.М. Вабищевич: Оценки событий сентября 1939 года со стороны польской общественности, историков отличаются от суждений белорусской общественности и ученых. Однозначно утверждается об аннексии Восточной Польши, советской агрессии, четвертом разделе Польши, не признается освободительный характер военной кампании Красной армии. Такой точки зрения придерживаются и официальные круги Польши, о чем свидетельствует их позиция, изложенная в начале сентября 2009 года во время траурно-мемориальных торжеств, посвященных 70-летию начала Второй мировой войны. Поход советских войск считается ‘ударом в спину Польши’, агрессивным актом.

Внимательно прочтите:  Линии тренда в бинарных опционах

— Последний вопрос, который требует, наверное, совсем лаконичного ответа. Для каждого белоруса 17 сентября 1939 года — это .

А.А. Трусов: Это ликвидация результатов отвратительного Рижского сговора, когда нашу нацию поделили пополам две различные политические силы — восточная и западная. Ликвидация, хотя и принудительная, нецивилизованным путем, без референдума и плебисцита, но она дала белорусам возможность жить вместе в составе единого государства. Без сентября 1939 года могло бы и не быть декабря 1991 года, когда мы снова получили независимость.

А.С. Почобут: Мне трудно говорить, чем для белорусов является день 17 сентября 1939 года. Хотя бы потому, что я не белорус. Но как гражданин Беларуси считаю неправильными предложения об установлении 17 сентября государственного праздника. В западной части страны это вызывает неоднозначные эмоции и болезненно напоминает про трагические последствия.

А.М. Вабищевич: Это решительный шаг в сторону территориального единства и этнической консолидации белорусской нации.

А.А. Коваленя: 17 сентября 1939 года дало возможность не только осуществить воссоединение белорусского народа, закрепить территориальную целостность БССР, но и восстановить историческую справедливость, ликвидировать национальное унижение белорусов.

‘Круглый стол’ провел Владимир Давыдов

Перевод Светланы Тивановой

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

В поисках постоянства

В поисках постоянства

Наиболее важные уроки в жизни просты, однако трудновыполнимы. Постоянство является основой трейдинга. Системный подход и инструменты, используемые для построения систем, могут помочь вам стать более успешными и последовательными. Вы должны стать последовательными, чтобы хорошо торговать. Вы должны быть способны выполнить свой план, иначе план не имеет смысла.

Если бы мне нужно было выбрать единственный фактор, определявший успех Черепах, то я бы сказал, что этим фактором был легендарный трейдер, обучавший нас. Знания Ричарда дали нам веру в его методы, и благодаря этому нам было проще следовать его правилам. Если вы не найдете себе в учителя такого же знаменитого трейдера, вам придется развить в себе доверие к собственным методам и способности зарабатывать деньги с их помощью.

Лучший из известных мне способов развития веры в системный подход к трейдингу заключается в самостоятельном изучении систем с помощью программных продуктов для моделирования. Программы помогут вам взглянуть на прошлое глазами трейдера. Вы обнаружите, что процесс исследования различных систем трейдинга и проверки ваших гипотез на реальных данных требует покорности. Когда вы начнете торговать по-настоящему, вы увидите, что это сложнее, чем вы думали. Играть с реальными деньгами сложнее, чем практиковаться или торговать на бумаге.

Если вы рассчитываете на карьеру в трейдинге, вы должны помнить один важный факт, и это то, чем лично я отличался от других. В силу природных способностей или воспитания для меня было несложно сохранять последовательность в трейдинге. Моя психологическая подготовка позволяла мне легко противостоять когнитивным предубеждениям. Поэтому, хотя я и замечал эффекты психологических надломов и слабости у других трейдеров, я вряд ли могу служить хорошим советчиком для тех, кто нуждается в преодолении собственных проблем такого рода, – я просто не сталкивался с ними сам.

Еще один важный момент заключается в том, что я не являюсь экспертом в области психологии трейдинга. Поэтому, хотя я и начал книгу с важности психологической подготовки, я не могу дать какой-либо личный совет, как ее выстроить. Все, что я мог сказать, я сказал в этой книге. К счастью, есть и другие специалисты, изучающие психологические вопросы в этой области и готовые предложить конкретные советы тем, для кого трейдинг представляется более сложным, чем для меня. Многие находят полезными для борьбы с демонами трейдинга работы таких авторов, как Ван Тарп, Бретт Стеенбаргер, Ари Киев и Марк Дуглас. Я призываю вас изучить эти источники.

И напоследок хочу сказать, что мой опыт в основном лежал в области следования за трендом. Я изучал и применял и другие стили, включающие дейтрейдинг и торговлю на колебаниях, поэтому я знаю, что принципы, описанные в этой книге, применимы и к этим стилям. Прошу вас не считать, что предпочитаемый мной стиль трейдинга – следование тренду – является лучшим среди прочих. Возможно, на самом деле следование тренду подходит не для всех. Очень важно соотнести свою личность, с ее сильными и слабыми сторонами, с определенным стилем трейдинга. Некоторые из вышеуказанных авторов могут авторитетно рассказать об этом.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Здесь при открытии счета дают бонусы:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Топ брокеров бинарных опционов за 2020 год
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: